Рената Р. (renata) wrote,
Рената Р.
renata







КОШКА

Ну вернись ко мне хотя бы немножко,
Оглашу я небеса своим тостом,
И не все на свете глупо и просто,
Я красивая сиамская кошка.

Почеши меня легонько за ушком,
Мне так страшно в этом доме, так дико,
И хоть назвали бы меня Эвридикой,
Все спокойней, чем Марфушенькой-душкой.

У меня близнец сиамский был, котик,
Но пропал он в подворотне когда-то,
Я одна теперь осталась, без брата,
Ну вернись, ну почеши мне животик.



***

Не зови себе в подмогу
Оголтелых рыбарей,
Топай в одиночку к Богу,
Как покажется верней.

Не ищи себе в дороге
Путеводную звезду,
В человеке как и в Боге
Стонет птица Какаду.

Чтобы не было тоскливо
Захвати с собой кота,
Зацветает летом слива,
И не видно ни черта.

Ну и что, не надо слова,
Чтоб почуять - пустота,
Я теперь к пути готова,
За спиной моей черта.

Отвечай спокойно-нежно,
Если спросят: "Ты куда?"
За вершиной безмятежной
Спит мятежная звезда.





РОМАН В КАВЫЧКАХ

Всё в этом мире есть сплошной роман,
Но наш с тобой роман без многоточий,
Я поняла сегодня, между прочим,
Что снова для себя ищу обман.

И как актёр, известный и комичный,
Я поведу бессмысленную речь,
О том, что я ему небезразлична,
И что не сможет мной он пренебречь.

Но это всё пустое, жизнь - обман,
Обман многоречивый и слезливый,
Пойдём со мной, нарвём на ужин сливы,
Положим в продырявленный карман.

И прочитаем новую главу,
Которая окончится как прежде,
А в следущей я персиков нарву,
И снова возвращусь в твоей одежде.

А в следущей мы купим сигарет...





На смерть о.А.М.


О, славяне, мы не завянем,
Мы всех погибших помянем,
И на острых пиках развалин
Поразим всех странным воззваньем.

Топором мы ударим по спинам,
Отойдем, отбежим, но не сгинем,
Вертолеты взлетают в синем
Небе, как в поле минном.

Мы не воры, не главорезы,
Мы наденем блестящие ризы,
Их мы сменим на черные рясы,
Все в хвалу благороднейшей расы.

О, славяне, мы не завянем,
Час придет, мы набат отзвоним,
Мы собратьям своим не изменим,
Наше знамя, как их знаменья.

И царь-пушку мы вмиг расплавим.
И Россию в веках прославим.

Восхищаться мы всех попросим
Нашим Гошей Победоносьим!


* * *

Урчанием ответствует ветру
Животное, улегшись на спинку,
А я тебе спою для начала
Про живую рыжую кошку.
Про ее мурлыканный завтрак,
Про ее обед из надежды,
Про пушистость рыжей одежды
И еще про розовый носик.
А она давно уже сдохла,
Потому что жизнь не игрушка,
Потому что если не кошка,
То погиб бы рыцарь бесстрашный,
А принцесса б с башни бросалась.
А про кошку знают лишь двое,
Я да ты, да солнце, да травка,
Мы переживем это горе,
Пусть принцесса счастлива будет.






* * *

Я вышла ночью на балкон,
В надежде силуэт увидеть.
О, неужели так обидеть
Меня прекрасный миг рождён!

Ночная улица пуста,
Безлюднейших миров предтеча,
Я так тоскую в этот вечер
О целовании в уста.

Смириться мудрому дано,
Роптать - награда буйной черни,
А для меня - узор вечерний
Дерев, клонящихся в окно.



* * *

Что мне видится,
Что мне кажется,
Что страдаю я
И люблю,

Не царица и не провидица,
Никогда уж мне не отважиться,
Пережить, что тебя покидаю я
И все так же тебя люблю.

Так же грусть моя
В сердце счастится,
Так же смех и печаль
Вдвоем.

И приснилось мне, и признала я,
Что не роскошью и не счастьем-то,
А что боль моя и печаль моя
По тебе одном, по тебе одном.

В моей музыке нету нот, поди,
Нету слов моих в безголосице,
Нету жалости, так замучена,
Так заплакана, я люблю тебя.

Я чернушница, я мерзавица,
И я стерта с лица земли,
Так позволь же мне позабавиться,
Посмеяться в глаза твои.

Что ж ты, Господи,
Воздух носится,
Будто чучело
За музейщиком,

Я услышу в нем имя
Статное,
Будто ветерком
Мне приносится,

Будто болью моей
Вызванивать,
Будто вызванить,
И на казнь позвать.

Будто в сумраке,
Будто россыпи,
Я не золото,
Я не стану ждать.

И меня добыть,
Будто чашею,
Чашей горькою
Заполохнуться.

Я люблю тебя,
Я люблю тебя,
Покидая, люблю,
Как заложница,

Как беспечница,
Как ненужница,
Как поденщица,
По белью-белу.

Я в глаза твои
Да распахнуты,
И твой рот, дая
Поцелуем полн.

Как противницей,
Поединницей,
Распахну я дверь,
Покидаючи,


Как я буду жить?
Да припеваючи,
А умру я как?
Тебя помнючи.

Все любить тебя
Заповедаю,
И о нас, да с тобой
Поведаю.

Как люблю я тебя,
На безрыбье-то,
Так попомни меня,
Безымянный мой,

Мой на вечный век,
Бесконечно свят,
Мой на смертный страх,
Я люблю тебя.




***

Ты спишь, я сплю,
Или это спит мир вокруг нас,
Стой, оглянись:
Cвет из сонных глаз
Вниз
В сонный от слез мир.
Не злись.

Стой. Подожди.
Ты снишься мне, или я тебе снюсь?
Или этот мир снится нам?
Плюс-минус миллион панорамм-драм
За чужими окнами домов.
А?

Кто из нас "не есть", я, ты,
Или окружающих домов - нет
Кирпичных, деревянных...
Вспоминай - свет
В домах, а в палисадниках
Цветы. Там.

Где-то в том, что кажется теперь - сном,
Теперь - в том, что может быть
Само - сон,
Там, тогда, был - я помню - тот дом.

Тот дом был - в нем был день,
Порой - в периоде динь-дон - ночь.
И здесь, теперь есть день-динь,
И ночь в периоде тень-дон - прочь.

Сон. Спящие сады спят. Спим.
В сонные дома свет спрячь.
Из спящих труб дым - вниз,
А из рук - вверх - мяч.

Вниз от застенчивых миров - прочь,
Стой. Подожди. Из сонных глаз
Свет.
Послушай, сон, так это нас нет,
Или миров всего лишь нет в нас?



***

Вспомни, милый, сколько кошки моют лапки,
И подумай о бессмертной душе.
В кошки-мышки мы с тобой или в прятки,
Мне шестнадцать, не еще, а уже.

Кошки несколько занудные созданья,
Ничего-то им, пушистым, не надо,
На кривых путях всего мирозданья
Закрутилась меби-бусиниада.

Чистота - зарок здоровья, мой милый,
Саша грызла в простоте своей сушки,
И гонимые неведомой силой
Моют лапки кошки, лапки и ушки.



***

Ты сегодня очень тих,
Должно быть
Где-нибудь случилось
Наводненье

Или у балованной принцессы
Приключилась вдруг неразделенка...

Я в твоих глазах читаю редкость,
Темноту немного на свете
И тоску о том, что дует ветер,
А куда, не пишут в гороскопе.

Ну и что, подумай сам, мой милый,
И зачем плакаты
И портреты,
Мы с тобой нелепое
Созданье
На краю прекраснейшей
Европы.

Ты мне улыбнешься еле-еле,
Так, как будто мы уже погибли,
Будто в мире перьев и узоров
Нам с тобой теперь не будет места.



* * *

В наших сложных отношеньях
Не кидаются на шею,
И не носят приношений.

Мы с тобой смеяться сможем,
Если вылезем из кожи,
Если только крылья сложим.

А пока что ты тоскуешь,
Пальцем на стекле рисуешь,
И смотреть все не рискуешь.

Ну а я пишу рассказы,
Собираюсь в сектор Газы,
И стираю воду с глаза.

Я сейчас усну наверно,
И приснится мне царевна,
Забредет она в таверну.

Там полюбит дурака,
Доля женщин нелегка,
Но царевна свысока

Улыбнется и подует
И беднягу расколдует...
Но потом ее продует

И она умрет тотчас,
Это снится каждый раз,
И совсем, совсем про нас.



***

Я на твой вопрос тебе отвечу:
"Вечер."
И собственно - нечего.
Но это у нас вечер,
А где-то вечность.




***

График нашей функции,
Любимый,
Смылся с ученической тетради
Вследствие большой чернильной кляксы,
Вытертой платком соседки рыжей.

Знаешь, все не так уж и тоскливо,
Х и У вновь пересекутся
На контрольной юного задиры,
Страстно полюбившего соседку.

Бедный, он теперь с утра до ночи
Графики с оксидами спрягает,
Мы с тобою встретимся быть может
В день осенний, мрачный,
Будет дождик
По окну тихонько барабанить.

И взгрустнется рыженькой и нежной,
Отчего за партой одиноко,
Отчего сегодня нет соседа,
И прямые будто неживые...

И она слезиночку уронит
На красивый, точный, четкий график,
Так, мой милый, судьбы и вершатся,
Так опровергают аксиомы.



***

Чрез Яфские ворота
в этот город,
Где стены святы
как святые люди.
Я знаю, тех, кто
мне безумно дорог,
Я встречу вновь
и вновь мы вместе будем.


На рыночке арабском
и богатом,
Как тысяча даров
Шахерезады
"Мы были" - я скажу
тебе - "Когда-то".
"Мы есть" - ответишь ты
"И врать не надо".


В саду, где дерева
как плащаницы,
На улицах, где окна,
будто души,
Древнейшая, восточная
столица,
Прижмись к камням,
историю послушай.

По узким улочкам,
где шел Христос с Пилатом,
Где мили не равнялись
километрам,
Пройду сейчас, как кто-то
шел когда-то,
Пройду одна, ведомая
лишь ветром.



СТРАННИК

Странник - это тот, кто странен,
Кто страдает, кто страну
Как подругу выбирает,
За слезинку за одну.

Это тот, кто ночью темной
Не страшится выйти в лес
И смеется непритворно
Над капризами небес.

Это тот, кому знакома
Настоящая тоска,
Кто давно ушел из дома,
Без мешка и рюкзака.

Кто вернется только к ночи,
Обреченно одинок,
Чьи запыленные очи,
Отдохнувши от дорог,

Вновь попросятся к порогу,
И смертельно утомлен,
Он присядет на дорогу
И пойдет из дома вон.




***

Тут в моих краях плохая погода,
За окном, на площади - гильотина,
Сигарета - это предлог для ухода,
Глоток никотина.

Плохая погода - это осенний дождик,
Мой милый, ты мне ничего не должен,
И крепкий кофе, и сочный ростбиф,
Как мэн красивый в французском фильме.

В пылинках лета - пары бензина,
В углу чердачная паутина,
Стоит блестящая гильотина,
Дождь на стеклах, как яд на легких.

Площадь в штрих, как пейзаж Сезанна,
Певицу на улице зовут Сузанна,
В профиль смотреть на нее - картина,
Затяжка, кофе, любовь, гардина.



ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ.

1.
/восхищения/.

И смуглых ног не омывав,
И на Тибете не бывав,
Твержу тебе с азов
Про мастерившего ковчег,
Прожившего свой долгий век
Среди каких-то вечных вех
И верных псов.

На безоконном чердаке,
Где гвоздь вбивался в потолке
Не только для холстов,
Забыв про разниманье век,
Лежит безмолвно человек,
В котором крылся весь разбег
Моих часов.


2.
/возвращения/

Жжение в желудке,
Тяжесть в голове,
Купишь незабудки,
Отнесёшь их мне.

Процедура рока
В десять раз слышней
На пути с Востока.
Поведенье в ней

Может оказаться
Поправимым, но
Смену декораций
Принесёт оно.


3.
/горения/

Не раздавленный котёнок,
Не старуха, не ребёнок,
Я - лежу на мостовой
С раздроблённой головой.

А из глаз струится свет,
Ты не верь, что Бога нет.
Всем Богам доступен суд,
Тело к речке отнесут.

Оботрут лицо водою,
Кто-то скажет: "Что ж такое?"
Весь совсем ещё дитя,
А уж смерть ему в дядья

Напросилась. Что за доля?»
Разразилось это горе
Не с тобой и не со мной,
Проходите стороной.



* * *

Это норка моя,
одинокий, отверженный дом,
Не доступный зверям, человекам, Богам и печали,
Здесь проходит какой-то таинственный,
глупый излом,
Открывающий тёмные, мне непонятные дали.

В эту келью придёт,
Тот, кто будет не зван и не ждан,
У кого для покоя не хватит
Смиренья незрячих,
Не всевидящий маг,
Не косой, да рябой шарлатан,
Дверка скрипнет тихонько,
Как будто ребёнок заплачет.



***
Нету никакого смысла,
Ни учиться, ни лечиться,
Ни тащиться по канве.
Все, что может человек -
Это вдруг взлететь как птица
И исчезнуть в синеве.


***

Водопой.
Недород.
Ты мне спой.
Тебе в рот
Стану смотреть.
Спойте мне, милые певцы.
Хоть шерсти клок с паршивой овцы.
Серый волк
Живой воды вбрызнет.
Хоть чувства клок
С как-у-всех-жизни.


***

Самоуверенно и звонко
Ты в жизнь врываешься мою
С бесцеремонностью ребенка.

Подобно огненному смерчу
Все выжигаешь. И потом
Уходишь,
Оставляя мне
Лишь пряный запах пустоты
И сладкий гул воспоминаний.


***
1.

Не убежать
И не уйти пешком,
Не уползти,
Скрипя на зубах песком.

2.

Те же семь нот зазвучат,
Что дуя
В дудку,
Что теребя контрабас.
Оттого и твержу,
Что тебя люблю я
Как тогда растягивая в сейчас
Всюду буквы,
И тебя по складам целуя
Оживляю прошлое
Про запас.



***

Душу погубила,
Карму испортила,
Врагов нажила,
Друзей растеряла,
Любовь увяла,
А годы идут…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments